КНИЖНИЦА

книгохранилище, библиотека;

особое помещение для замечательных книг

Владимир Даль.

«Толковый словарь живого великорусского языка»

Старообрядческие рукописные книги и старообрядческая книжная культура, как часть культурного наследия России.

 

>>> узнать больше

сон_обложка.jpg

Все, заинтересованные в приобретении сборника, могут сделать это

через форму заявки на приобретение книги. 

ПРЕЗЕНТАЦИЯ СБОРНИКА «РУКОПИСНАЯ КНИЖИЦА БОРИСА ШЕРГИНА «СОН БОГОРОДИЦЫ»

(г. Архангельск, 14 марта 2020 г.)

В. В. Смирнов

1/25

В качестве эпиграфа в предисловии сборника статей посвященных книжице Бориса Викторовича я привожу слова библейской книги Товита – «Тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально» (Тов. 12:7) и причиной тому моя принципиальная убежденность, что раскрытие сокровищ рукописного наследия является, на мой взгляд, важной задачей любого собирателя рукописной книги.

Говоря о собирании рукописных книг хочется высказать такую мысль, что некоторым из них уготована определенная свыше судьба и они следуют ей, невзирая на все хитросплетения истории и человеческих судеб. В 2020 году отмечается 400-летие священнопротопопа Аввакума ревностного поборника чистоты веры и выдающегося писателя, обогатившего русскую литературу своим знаменитым автобиографическим произведением (такой жанр в русской литературе до него практически не существовал). Этот рисунок Аввакума на костре Борис Шергин выполнил в 1914 году и это одна из самых ранних точно  датированных его работ. Рисунок хранится Санкт-Петербурге в фондах Института русской литературы (Пушкинский дом) где находится также и часть архива Бориса Викторовича. В составе института есть и Древлехранилище одним из сокровищ которого является «Житие протопопа Аввакума», переписанное рукой его автора. С небольшой истории этого списка «Жития» и о людях, которых связала с ним Провидение я и хотел бы начать свое выступление.

В ноябре 1967 года сотрудник Института русской литературы в Ленинграде Владимир Иванович Малышев получил письмо из Риги от старообрядческого наставника, фольклориста, собирателя древностей Ивана Никифоровича Заволоко, который сообщил ему о своей находке -  «я нашел автограф Жития Аввакума, еще до сих пор неизвестный науке, редакцию В! Не список — а автограф».

 

Какими путями и через чьи руки прошел этот памятник?

 

В 1845 году в деревне в Калужской губернии в крестьянской семье родилась девочка Аня. В возрасте 23 лет она стала женой Мефодия Васильевича Мараева, сына серпуховского купца первой гильдии, владельца ситцевых фабрик. Последовавшие друг за другом смерти свекра и мужа сделали Анну Васильевну Мараеву наследницей огромного состояния. Приняв на себя управление фабриками, она не забывала о своих работниках, стараясь во всем улучшить условия их труда и жизни. А получаемые капиталы направила на приобретение предметов искусства и старины. В ее моленной были прекрасные иконы XV-XVI веков. Не жалела она средств и на приобретение старинных рукописей, которые ей привозили и из Москвы, и из далекого Поморья и Олонецкого края. Из тех мест видимо и попал к Анне Васильевне сборник с автографами Аввакума и его соузника Епифания. Хозяйка знала какая реликвия к ней попала – в книге на последнем чистом листе она сделала соответствующую запись. После Революции 1917 года предприятия и имущество Мараевых были национализированы и большая часть культурных ценностей поступила в созданный Серпуховский музей — музей старины и искусства. Анна Васильевна продолжала жить в Серпухове где скончалась 23 августа 1928 года. Почти весь город вышел проводить ее в последний путь, а рабочие ее бывших фабрик на руках пронесли гроб с ее телом до вокзала с которого его увезли в Москву и погребли в родовом склепе Мараевых на Преображенском старообрядческом кладбище.

     

Следует сказать, что небольшая часть икон и книг не была  конфискована и национализирована, они оставались с Анной Васильевной и перешли к её наследникам. Дочь Ольга унаследовала книгу, которую по первому в ее составе сочинению стали называть «Поучения Дорофея». Ольга скончалась в 1955 году и книга, на помин ее души, была передана в Преображенскую старообрядческую общину г. Москвы.

        

В 1959 году в Ригу после более чем 17 лет лагерей и ссылки из Сибири вернулся старообрядческий наставник Иван Никифорович Заволоко. Он был арестован в 1940 году спустя несколько месяцев после того как стал наставником Резекненской федосеевской кладбищенской общины по обвинению в «антисоветской деятельности». Репрессии лишили его всех книг и рукописей, собранных им, а исправительно-трудовые лагеря лишили ноги. Но все беды и невзгоды не сломили его. Он писал – «любовью к культурным ценностям прошлого я жил и сейчас живу. И ра­дость в жизни нахожу». Находясь в ссылке, уже после ампутации ноги, он вместе с будущим академиком Николаем Николаевичем Покровским занимался археографическими исследованиями и записывал пение в старообрядческих селах Алтая и Саян. Вернувшись на родину, Иван Никифорович продолжил собирать рукописное наследие. Вскоре после возвращения в Ригу состоялось его знакомство с Владимиром Малышевым, которого он убедил возобновить работу по разысканию древнерусских рукописей и начатая археографическая деятельность привела к созданию Древлехранилища Института русской литературы, хранящего в себе сокровища русского рукописного наследия. В одной из своих поездок по стране в поисках книг Иван Заволоко в 1966 году оказался в Москве и посетил Преображенскую общину. Ее наставник Максим Сергеевич Сергеев и передал ему небольшую книжицу со словами: «Это «Поучения Дорофея», из книг Анны Васильевны Мараевой. Большая любительница старины была». Открыв ее Заволоко увидел, что за первым текстом, Поучением аввы Дорофея о любви, в ней следовали тексты житий Аввакума и Епифания, написанные двумя разными почерками, а на листе немного приклеившемся к нижней доске переплета была им найдена надпись «Аввакум-протопоп понужен бысть житие свое написати иноком Епифанием, понеже отец ему духовный инок…». Дальнейшее изучение сборника, сравнение почерка с уже известными образцами письма Аввакума и Епифания не оставили у Ивана Никифоровича сомнений что у него оказалось «Житие протопопа Аввакума», написанное рукой автора.

 

В 1968 году сборник поступает в собрание Пушкинского дома, где получает название «Пустозерский сборник Заволоко» и в 1975 году выходит его фототипичное издание, подготовленное Иваном Никифоровичем. В последующие годы Иван Заволоко постепенно передал в Пушкинский дом и другие книги своего собрания и в настоящее время в нем сформировано именное собрание, состоящее из  найденных им рукописей и его личного архива. С собранием Заволоко работают, изучают и публикуют. А показанный Вам ранее рисунок Аввакума на костре долгое время висел у рабочего стола Владимира Ивановича Малышева, который был знаком с Борисом Шергиным и состоял с ним в переписке.

                 

Свою историю, и я уверен Судьбу, имеет и книжица Бориса Викторовича Шергина «Сон Богородицы» и в части отдельных аспектов ее создания и бытования до сих пор отсутствует ясность. Если говорить о возможном ее первом владельце - книжица содержит позднюю владельческую запись, выполненную, несомненно, рукой Бориса Викторовича, о принадлежности ее Анне Константиновне Покровской – библиотечному деятелю, писательнице и историку книги. Архив Анны Константиновны по частям продавался ее наследниками не столь в отдаленном прошлом в течении нескольких лет, но среди находившихся в нем документов, по словам лиц заинтересованных в его приобретении, не было этой книжицы. Это позволяет предположить, что «Сон Богородицы» когда-то покинул дом Анны Константиновны, но установить когда и при каких обстоятельствах это произошло пока не представляется возможным. Но с уверенностью можно сказать, что книжица все время до выставления на аукцион находилась в Москве и не покидала ее пределы.  

В отношении истории ее создания также есть белые пятна, которые в ходе работы над изданием мы попытались раскрыть.

Борис Шергин более всего известен как писатель, но по его собственному признанию «годов до тридцати, тридцати пяти я мало писал: расписывал и разрисовывал стены, двери, бумажные листы». По причине значительного ухудшения зрения свою художественную деятельность Борис Шергин рано оставил и многое из нее остается малоизученным.

 

В своей публикации в журнале Нева в 1958 году он вспоминал что «будучи учеником Архангельской гимназии, я сшивал тетради в формате книг и печатными буквами вписывал туда на память то, что казалось мне любопытно. Тщился украсить эти “книги” и собственноручными рисунками». До 2019 года ни одна из таких «книг» Бориса Викторовича не была известна и в трудах по его биографии эти слова цитировались как память об утраченном наследии.

 

В 2019 году мною была найдена «книжица» Бориса Шергина с духовным стихом «Сон Богородицы» и 11 миниатюрами. В 2020 году ее факсимильное воспроизведение вышло отдельным изданием в сопровождении статей, раскрывающих историко-культурный контекст ее создания, а также художественные особенности миниатюр, источник их сюжетов и композиций. В ходе работы над изданием было установлено, что рукописная книжица «Сон Богородицы» на текущий момент является единственным известным примером авторской книги Бориса Шергина и ее находка дополняет наши познания о его художественном наследии.

 

Выбранный Борисом Викторовичем для авторской книжицы памятник народного творчества – апокрифическое произведение «Сон Богородицы» был на Русском Севере чрезвычайно распространен. Отношение к нему было любовное — его считали заговором от горя и страданий. Популярность «Сна Богородицы» отмечают и современные этнографические экспедиции, так например у некоторых общин коми в настоящее время он используются в погребальных обрядах — его переписывают и кладут в гроб усопшему.

 

Чем же объясняется такое к нему отношение? Сам литературный памятник имеет в русской традиции довольно позднее происхождение – он пришел к нам из Польши в конце 17 века и получил распространение как в старообрядческой, так и новообрядческой среде. В Западной Европе сюжет «Сна» известен как минимум с 14 века по одной староитальянской молитве. Апокриф повествует о сне, который увидела Пресвятая Богородица – ей приснились муки и смерть ее Сына. Пришедший к Своей Матери Иисус Христос подтверждает истинность этого сонного видения, сообщает что за смертью последует Воскресение, а всякому кто будет читать, слушать, переписывать, держать при себе, а главное верить в истинность текста «Сна» будут дарованы различные блага при жизни и Царствие Небесное после смерти.

 

Кроме прозаической формы «Сон Богородицы» получил распространение и в форме духовного стиха. Его исполняли как от имени третьего лица, так и от лица самой Богородицы. В стихотворной форме проявились традиционная для фольклора эстетка идеализации событий и деталей, например с Христа снимают златой венец и дорогие узорчатые одежды. Сам же стих наполняют причитания, характерные для похоронных обрядов. При этом в духовном стихе главным аспектом по­вествования все же являются отношения Матери и Сына, Его верность и лю­бовь.

 

Как уже говорилось, ко «Сну Богородицы» относились как заговору. Его часто можно встретить в так называемых «волхитных книжках», народных магических сборниках. В заговорной редакции «Сна» тема спасения человеческой души отходит на второй план, исключается либо носит бытовой характер, а весь текст направлен на защиту от нечисти, жизненных и природных невзгод. Магический аспект использования апокрифа «Сон Богородицы» вызывал неприязненное отношение к нему церков­ных властей, которые с конца XIX века издавали обличающие его работы.

 

Текст «Сна Богородицы» переписывался в небольшие тетрадки-сборники вместе с другими текстами или сам по себе. Чаще всего текст украшался лишь заставкой и начальным инициалом, крайне редко ему могла предшествовать миниатюра. В дошедших до наших дней списках этого апокрифа нам не известны такие в которых сюжет полностью проиллюстрирован как в авторской книге Бориса Шергина, что делает ее уникальной в многовековой традиции бытования данного литературного памятника в рукописной традиции.

 

Обращение Шергина в своей книжице именно к тексту «Сна Богородицы» нельзя считать случайным. Он был фольклористом и сказителем и имел его в своем репертуаре в форме духовного стиха с 1915 года, а в 1916 году уже писал что знает его хорошо. Результатом этнографических исследований этого памятника Борисом Викторовичем стала в 1919 году его статья о нем в архангельской газете «Возрождение Севера». Эта забытая длительное время газетная заметка, вышедшая в малотиражной газете в период иностранной интервенции на Русском Севере, была полностью воспроизведена в сборнике с факсимильным изданием «Сна Богородицы» и стала вновь доступна для читателей.

 

При подготовке к публикации авторской книги Бориса Шергина была проделана работа по установлению времени ее создания, которое не может быть точно установлено. Книга содержит запись Бориса Викторовича о ее написании без указания какой-либо даты либо временного периода. В ходе проведенной работы было сделано предположение, что «Сон Богородицы» мог быть написан им в один из трех периодов в интервале 1914-1928 гг. Каждый из них связан с определенными аспектами творческой деятельности Бориса Викторовича и его событиями его биографии.

 

Стилистика миниатюр рукописной книжицы «Сон Богородицы» наиболее близка к иллюстрациям Шергина к его книжке «У Архангельского города, у корабельного пристанища» (1924), а также к циклу его рисунков для партитуры С. Протопопова «Сказка о дивном гудочке» (1926), что косвенно сближает и время их создания. В рисунках к этим книжкам Шергин опирается на древнерусскую книжную и народно-бытовую художественные традиции, причём вольно и оригинально трансформирует каноничный изобразительный язык этих традиций.

В миниатюрах книжки «Сон Богородицы» и её рукописных текстах чувствуется рука мастера. Свободная импровизация по выверенной композиционной канве может указывать на то, что перед нами уже не первое авторское повторение всего ансамбля рукописной книжки «Сон Богородицы».

В оформлении книжки «Сон Богородицы» обращает на себя внимание этнографический, «светский» характер иллюстраций, их набросочное, почти эскизное звучание. В рисунках к «Сну Богородицы» ярко проявились особенности зрелой шергинской изобразительной манеры: широкая контурная обводка формы, барельефная трактовка пространства, ограниченная цветовая палитра, ёмкое, лапидарное композиционное построение и ясная смысловая программа каждой миниатюры.

Из всего цикла миниатюр особо можно выделить следующие:

1. «Середи царства земского над рекою над Иорданом». Первая миниатюра как эмоциональный камертон всей книжки задаёт тон торжественности и величавой трагичности. Рисунок изображает палаты и одр с только что проснувшейся Богородицей. Сюжет этот мог бы быть назван «Пробуждение».

2. «Сон Б[огородиц]и». Композиционное решение этой миниатюры оригинально раскрывает тему погружения в глубины сна. В круглом «живом» холме разверзлось чёрное жерло пещеры – как некая бездна, которая приняла в себя объятую глубоким сном Пресвятую Богородицу.

3. «Сон Пресвятой Богородицы» («Пресвятой Богородицы» написано по-гречески). Эта двухчастная крупно скомпонованная композиция посвящена «беседе» спящей Девы Марии и Христа, толкующего её сон.

4. «В синем море Сына крестила». Дева Мария, склонившаяся над синими волнами моря, бережно держит на руках (выразительная деталь – предусмотрительно закатанные рукава) Младенца-Сына. Особо следует отметить графически условную трактовку крестчатого нимба, выполненного без внешнего круглого контура. Аналогичный использован художником и в сюжете «Воскресения Христова». Примечательно, что на некоторых рисунках Христос изображается вовсе без нимба, а Дева Мария – без нимба на всех миниатюрах «Сна Богородицы».

7. «Воскресение Х[рист]ово». За основу взята традиционная иконография «Воскресения»: фигура Христа в развевающихся белых пеленах и в сиянии-«мандорле». Руки Христа раскинуты в традиционном для иконографии «Воскресения» или «Сошествия во ад» жесте, – «изводящем из ада души праведников», но вместо вместо фигур праведников и «посрамленного адова жерла» нарисована радующаяся Христову Воскресению природа: олени, птица, деревья. Жест опущенных рук Христа воспринимается как благословение земли и всего, «яже на ней».

8. «Сон в промысле барыш». Среди многочисленных известных в творчестве Шергина изображений кораблей этот рисунок корабля с рыбаками, тянущими сеть с уловом, выделяется стилистическим и декоративным изяществом и вполне может стать эмблемой стиля художника Бориса Шергина.

11. «Читают Сон Б[огороди]ци Марии и послушают». В облике героев этой миниатюры: в их одеяниях, плащах, позах – более чем в других рисунках чувствуются следы влияния европейской средневековой книжной миниатюры.

Шрифт, которым написан весь текст «Сна…», имитирует древнерусский устав. Из различных исторических вариантов написания он выбирает самые архаичные буквенные формы. Возможно, Шергин использовал утрированно архаичный вид букв для придачи вящей «таинственности» тексту, усиливая тем самым его «магическую» функцию. Но, скорее всего, в выборе характера букв просто сказалась истовая увлечённость Шергина стариной.

 

В завершение хочется уделить время и изданному нами сборнику. В него кроме факсимильного издания книжицы Бориса Викторовича вошли статьи и публикации, раскрывающие биографический и культурно-исторический контекст её создания. Как я уже упоминал в сборнике опубликована заметка Бориса Шергине о «Сне Богородицы» из газеты «Возрождение Севера», которая с момента ее публикации в 1919 году ранее никогда не переиздавалась. Авторами специально для сборника были написаны следующие статьи:

- о начале творческого пути Бориса Викторовича (автор - доктор филологических наук, писатель Елена Шамильевна Галимова, многолетний исследователь творчества Шергина);

- о самой книжице, рисунках в ней и немного о особом шрифте, которым она написана (автор - старший преподаватель академии им. Штиглица, художник Максим Алексеевич Тычков, исследователь художественного наследия Шергина)

- статья о апокрифе «Сон Богородицы» и его бытовании в рукописной традиции, написанная мною.

Издание содержит множество иллюстраций, часть фотографий публикуется впервые или с новой полностью уточненной атрибуцией, приводятся и снимки рукописей из моего собрания.

  • Серый Facebook Icon
  • Серый Vkontakte Иконка
  • Серый Instagram Иконка

 © "Книжница Виктора Смирнова",

2020 - 2021, Все права защищены